Офтальмологические проявления коронавирусной инфекции

0 6

        Офтальмологические проявления коронавирусной инфекции
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

MADE (mask-associated dry eye) — новый термин, который появился во время пандемии COVID-19. О синдроме сухого глаза и других болезненных проявлениях, так или иначе связанных с коронавирусной инфекцией, рассказала главный внештатный специалист по детской офтальмологии Минздрава, профессор кафедры офтальмологии БелМАПО, доктор мед. наук Виктория Красильникова.

 


        Офтальмологические проявления коронавирусной инфекции
Виктория Леонидовна, известно, что COVID-19 оказывает влияние на разные органы и системы. Как коронавирусная инфекция отражается на здоровье глаз?

 

Специфических проявлений, характерных именно для коронавируса, мы не наблюдали, вероятно, это большая редкость. Чаще пациенты с COVID-19 испытывают симптомы, в целом характерные для вирусных заболеваний (боль, «песок» в глазах, жжение, светобоязнь, слезоточивость и пр.). Как правило, с выздоровлением эти неприятные ощущения проходят.

 

Основными проявлениями коронавируса, с которыми мы сталкивались преимущественно в первую волну, были конъюнктивиты. Иногда именно с них и начиналось заболевание.

 

Пациенты приходили к нам с красными глазами, вроде как с вирусным конъюнктивитом, но с опытом мы поняли, что это может быть первым проявлением COVID-19.

 

Характерно, что классические симптомы коронавирусной инфекции появлялись у пациентов в основном через несколько дней после покраснения глаз.

 

Впрочем, были случаи, когда проблемы с глазами возникали уже на фоне текущего заболевания или даже на волне регресса. И это значительно хуже, потому что тогда мы видели не только конъюнктивиты, кератиты, но и увеиты, васкулиты, которые можно отнести к воспалительной патологии сосудистой системы глаза.

 

Данная патология могла сопровождаться повышением внутриглазного давления, нарушением кровообращения в сосудах глаза с появлением кровоизлияний и инфарктов на сетчатке. Бывали очень тяжелые пациенты, которые поступали с острым нарушением кровообращения в сосудах сетчатки. Но благодаря противовоспалительному лечению, которое они получали в связи с коронавирусной инфекцией, и нашему офтальмологическому лечению пациенты неплохо восстанавливались, острота зрения повышалась.

 

Офтальмологи часто говорят, что глаз — это мозг, вынесенный на периферию. Поскольку COVID-19 затрагивает нервную систему, то у пациентов бывают характерные признаки поражения зрительного нерва и нервов, которые иннервируют орган зрения. Отсюда появляются болезненность за глазом, болезненность при вращении, светобоязнь, иногда блефароспазм.

 

Это могут быть достаточно выраженные симптомы, которые очень тяжело и неприятно переносятся, особенно на фоне высокой температуры и нарушений со стороны органов дыхания. Конечно, чтобы нервная система восстановилась, понадобится некоторое время.

 

Насколько в связи с COVID-19 увеличилось количество сосудистой патологии глаз? Какие пациенты в зоне риска?

 

Действительно, заболевание влияет на микроциркуляцию, а в глазу очень много мелких сосудов. Поэтому пациентам с COVID-19 нужно быть крайне внимательными к собственному зрению, особенно если в анамнезе — ревматоидный артрит или сахарный диабет. При любом подозрении нужно обращаться к офтальмологу.

 

Глаз — очень сложный орган, иногда даже специалисту трудно определить, где именно произошло повреждение. Проявления различных заболеваний часто маскируют друг друга. Офтальмологи называют это маскарадным синдромом. Поэтому важно не упустить время, быстро выявить патологию и начать лечение.

 

Не могу сказать, что COVID-19 вызвал лавину сосудистых заболеваний глаз. Но их количество, конечно, сейчас выше, чем до пандемии.

 

Мы говорили об острых состояниях. А может ли COVID-19 в целом повлиять на зрение, когда человек, не подозревая о проблеме, постепенно потеряет несколько процентов?

 

Для коронавирусной инфекции характерна разадаптация всего организма. Естественно, это сказывается и на органе зрения. Например, в постковидном периоде мы нередко фиксируем у пациентов астенопию или нарушение аккомодации, то есть неспособность продолжительно работать на близком расстоянии. Но длительное нарушение аккомодации, особенно у детей, может привести к прогрессированию близорукости.

 

Сейчас мы только накапливаем знания о COVID-19, строим различные предположения. Но если что-то не вкладывается в обычную клиническую картину, мы спрашиваем пациента: «Вы болели COVID-19?». Ответ, как правило, положительный. Коронавирусная инфекция принесла нам очень много загадок, ответы на которые нам еще предстоит найти.

 

В целом дети переносили коронавирусную инфекцию легко. Значит ли это, что у них обошлось без глазных осложнений?

 

Мы видели достаточно тяжелые осложнения у младенцев, чьи матери перенесли коронавирусную инфекцию на позднем сроке беременности или в момент родов. Например, в этом году зафиксировано больше врожденных глауком, чем в доковидные времена. Конечно, все это быстро купируется, детям удалось сохранить зрение.

 

На фоне COVID-19 все глазные проявления усугублялись. Даже травмы у детей с коронавирусом протекали тяжелее, чем у здоровых.

 

MADE (mask-associated dry eye) — так называемый масочный синдром. Мы закрываем нос и рот, а страдают глаза. Почему это происходит?

 

Когда мы в маске, выдыхаемый воздух может попадать в глаза и раздражать слизистую. Это приводит к стойкой сухости глаз (синдром сухого глаза), что в тяжелых случаях может вызывать эрозии и кератиты.

 

Синдром сухого глаза — своего рода побочный эффект от нашей попытки защитить себя. Сухость и боль в глазах в период пандемии многими воспринимаются уже как норма. Но на самом деле такое состояние также требует обращения к врачу и назначения ряда специальных препаратов — слезозаменителей.

 

Обязательно ли нужен врач? Почему нельзя просто пойти в аптеку и купить слезозаменитель?

 

Вот чего не надо никогда делать — так это заниматься самолечением. Помните про маскарадный синдром? Даже за ощущением сухости и «песка» в глазах может скрываться значительно более тяжелое поражение, например кератит. Самодеятельность в выборе средств приведет к тому, что лечиться придется долго и дорого. Поэтому если есть неприятные ощущения, стоит сходить к офтальмологу.

 

А слезозаменителей действительно очень много. Например, для пациента с более чувствительными глазами лучше выбирать препараты без консервантов. Более устойчивым подойдут препараты с консервантами, но и они бывают разные. Выбор велик, иногда большую помощь могут оказать фармацевты, которые знают все нюансы. Пациент должен попробовать, ведь не всегда с первого раза можно понять, какой слезозаменитель лучший именно для вас.

 

Окружающая среда также оказывает выраженное влияние на слизистую глаз. Если постоянно работает кондиционер и воздух слишком сухой, то неприятное ощущение в глазах будет независимо от того, есть ли у вас вирус. Возможно, даже не надо сразу бежать за каплями, можно начать с банального улучшения климата в комнате: поставить увлажнитель воздуха или подрегулировать кондиционер — неприятные симптомы могут уйти.

 

К слову, синдром сухого глаза часто испытывают люди, длительно работающие с компьютером. Дело в том, что когда мы пристально всматриваемся, то перестаем моргать. Естественно, слизистая пересыхает. В этой ситуации спасают слезозаменители.

 

Врачи разных специальностей сетуют, что из-за пандемии люди не обращаются вовремя за помощью и выявляется все больше запущенных случаев заболеваний. Насколько эта проблема актуальна в вашей области?

 

Мы тоже обратили внимание, что стало больше запущенных случаев. Пациенты начали приходить на более поздних стадиях. Нет, мы справлялись, принимали всех. Сами пациенты боялись, сидели дома до последнего и попадали к врачу, когда ситуация значительно усложнялась: с более зрелой катарактой, с более высоким внутриглазным давлением, с серьезной патологией сетчатки. И мы видим, что во многих случаях можно было раньше выявить проблему и начать необходимое лечение.

 

Для многих пациентов общее благополучие важнее, чем благополучие отдельного органа. Они готовы даже пожертвовать зрительными функциями ради сохранения жизни.

 

На самом деле ложная дихотомия, ведь вопрос не стоит: или жизнь, или зрение. Нужно думать о качестве жизни и после пандемии. Разве не так?

 

Все верно, некоторые проблемы не допускали промедления (набухающая катаракта, отслойка сетчатки, некомпенсируемая глаукома и др.). И мы экстренно оперировали таких пациентов, независимо от того, больны они коронавирусом или здоровы. Специально для этого, например, в нашей 10-й ГКБ были оборудованы операционные для пациентов с коморбидной патологией (коронавирусной и офтальмологической).

 

Но должна сказать, все пациенты с COVID-19 выздоравливали тяжелее. У них были выше  риски получить какие-то сосудистые осложнения. На восстановление после операции уходило больше времени.

 

Поэтому если была возможность, старались дать пациентам время на реабилитацию после коронавируса, чтобы до хирургической операции прошло хотя бы 1–2 месяца. При этом обязательно спрашиваем, принимает ли человек антиагреганты.

 

Иногда достаточно небольшой дозы аспирина для того, чтобы во время операции получить осложнение. Мы понимаем, что и отменить препарат нельзя, но учитываем это обстоятельство, выбираем места, где меньше сосудов, и т. д.

 

Как врачи защищали себя, оперируя коронавирусных больных?

 

Это было непросто. Когда пандемия только началась, выяснилось, что офтальмологи не могут пользоваться защитными щитками — они не позволяют нам приблизиться к окуляру в офтальмоскопе или микроскопе. Мы были вынуждены их снимать. В лучшем случае пользовались для защиты очками или защитными экранами, которые помещаются между пациентом и врачом.

 

Сейчас у нас есть все условия, чтобы осматривать пациентов независимо от того, больны они или нет. Единственное, должно быть обоюдное понимание процесса. Мы со своей стороны делаем все, чтобы обезопасить пациента (и в коридоре в момент ожидания, и на приеме в кабинете). В свою очередь рассчитываем, что и пациент будет ответственно относиться к своему визиту, по крайней мере приходить на прием к врачу в маске.

 

Виктория Леонидовна, кто во время пандемии чувствовал себя более комфортно: люди в очках или в линзах?

 

Конечно, людям, которые носят очки, очень некомфортно в масках и респираторах. Впрочем, не могу сказать, что люди, которые носят контактные линзы, в восторге от масок. Особенно если это высокогидрофильные линзы, которые весьма чувствительны к окружающей среде. Стоит на них чуть больше подышать, они тоже теряют влагу, подсыхают, становятся мутными, из-за этого изменяется их оптическая сила. Тогда опять-таки нужно пользоваться слезозаменителем.

 

Наверное, лучше всего чувствовали себя люди, которые не имеют офтальмологических рефракционных проблем, или же те, которым посчастливилось пользоваться ортокератологическими (ночными) линзами. На ночь надели, утром встали — и все хорошо.

 

Лица с очковой коррекцией испытывают особенный дискомфорт в осенне-зимний период, когда начинаются перепады температуры, холода. Здесь можно посоветовать специальные салфетки Anti-Fog. В крайнем случае можно протирать стекла мылом, тоже меньше будут запотевать.

 

Наступает зима, вероятно, будет очередная волна коронавируса. Виктория Леонидовна, что вы порекомендуете в связи с офтальмологическими заболеваниями?

 

Если имеет место острая патология, нужно отбросить все страхи и срочно бежать к врачу. Не надо ждать, что за 3 дня пройдет.

 

А какие острые состояния должны насторожить?

 

Если появляются какие-то резкие болевые моменты, а также слезотечение, светобоязнь, что-то не так с роговицей, гной (человек не может утром открыть глаза, веки слиплись). Пятно перед глазом, которое в течение часа не проходит, или просто стало плохо видно. Красный глаз, до которого больно дотронуться.

 

Есть пациенты с хроническими заболеваниями. И если в какой-то день им было намечено повторное динамическое наблюдение, значит нужно прийти и показаться (особенно это касается пациентов с сахарным диабетом, глаукомой и др.). Потому что момент, который они пропустят, может оказаться критическим. Например, нужно сделать дополнительную лазерную коагуляцию, а пациент не пришел, решил, что придет через полгода, летом. Но через полгода может быть уже поздно, зрение утрачено.

 

Скажите, а какие рекомендации нужно выполнять здоровым, чтобы как можно дольше сохранить хорошее зрение?

 

Ведите здоровый образ жизни — это работает! И не надо суперупражнений, таскать гири, штанги… Просто гуляйте, дышите свежим воздухом. Это во всех отношениях полезно, в том числе хорошо для профилактики глазной патологии.

 

Доказано, что окружающая среда влияет на развитие близорукости. Если раньше уклон делали на генетическую предрасположенность, анатомические особенности и т. д., то теперь еще одна большая группа причин развития близорукости — отсутствие физической активности, простых прогулок на свежем воздухе.

 

Просто выйдите на улицу, посидите на скамейке, посмотрите на движущиеся облака и пролетающих птиц — это и будет профилактикой развития глазных болезней.

 

Источник: medvestnik.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.