Ежегодно в хирургическом отделении Бобруйской ГБСМП имени В. О. Морзона выполняется порядка 1 500 операций

0 106

        Ежегодно в хирургическом отделении Бобруйской ГБСМП имени В. О. Морзона выполняется порядка 1 500 операций
Фото Татьяны Русакович, «МВ».

Хирургическая активность в Бобруйской ГБСМП имени В. О. Морзона составляет  59 %. Здесь трудятся как опытные,  так и молодые специалисты — всего  9 врачей-хирургов, 12 медсестер, 14 санитарок. Ежедневно в отделении оказывают экстренную и плановую хирургическую помощь жителям Бобруйска и Бобруйского района. Подробнее  о работе «Медвестнику» рассказал заведующий — врач-хирург высшей квалификационной категории Александр  Язепчик.

 

Хирургия шагнула далеко вперед

 

Александр Язепчик:

 

Отделение полностью укомплектовано персоналом. В 2021 году коллектив пополнили 4 молодых специалиста, распределенных после медуниверситета. Врачи ежегодно повышают квалификацию как на базе БелМАПО, так и на рабочих местах, в крупных учреждениях Могилева или Минска.

 

Отделение рассчитано на 60 коек, операции выполняем ежедневно. Из экстренной патологии — острый аппендицит, ущемленная грыжа, острая кишечная непроходимость, прободная язва желудочно-кишечного тракта, тромбозы артерий различной локализации, травмы, острый холецистит, а также вмешательства при желудочно-кишечных кровотечениях.

 

Проводим высокотехнологичные и сложные вмешательства на желчевыводящих путях, органосохраняющие операции, комбинированные операции на органах брюшной полости с резекцией смежных органов. Освоена методика пункции под контролем УЗИ объемных образований брюшной полости при остром и хроническом панкреатите, минифлебэктомия при варикозной болезни нижних конечностей.

 

В отделении внедрены симультанные операции с использованием малоинвазивных способов вмешательства, эндохирургической техники (с привлечением смежных специалистов). Применение малоинвазивных, менее травматичных хирургических технологий позволяет предотвратить возникновение послеоперационных осложнений, снизить общую и послеоперационную летальность, сократить сроки лечения пациентов в стационаре.

 

Планово осуществляем грыжесечение с использованием сетчатых трансплантатов при грыжах различной локализации, лапароскопическую холецистэктомию, флебэктомию, удаление доброкачественных образований различной локализации.

 


        Ежегодно в хирургическом отделении Бобруйской ГБСМП имени В. О. Морзона выполняется порядка 1 500 операций

 

Александр Язепчик:

 

Нужно четко понимать, что ты делаешь, насколько владеешь методом. Говорю молодым ребятам: если вы хотите научиться, должны проявлять инициативу — смотреть, ассистировать, оперировать, жить в операционной. И всегда оставаться добрым человеком, относиться к пациенту так, как бы ты хотел, чтобы относились к тебе.

 

В этом году в Бобруйской ГБСМП начнется строительство нового хирургического корпуса. Старый, 1972 года постройки, будет снесен.

 

Александр Язепчик:

 

Мы следим за развитием науки, и с открытием нового корпуса, поступлением оборудования будем расширять спектр оперативных вмешательств, осваивать другие методы, которые внедрены в нашей республике. Планы у нас большие, хирургия шагнула далеко вперед. Появилось много разных аппаратов, например, для бесшовного соединения тканей. Созданы ультразвуковые скальпели для бескровного рассечения и коагуляции тканей, эндовидеохирургические стойки и многое другое. А раньше в руках хирурга были только иголка и нитка.

 

Каждая операция по-своему уникальна

 

Александр Язепчик:

 

Запомнился случай с начала моей трудовой деятельности. Поступил 24-летний парень с тяжелым ножевым ранением сердца. На тот момент я уже работал ответственным хирургом, самостоятельно выполнил торакотомию, ушил сердце, пациент поправился. В том году произошло два таких случая. Второй пациент, к сожалению, не выжил: слишком тяжелое ранение, большая кровопотеря, поздно доставили в больницу.

 

Или вот примечательный случай: 79-летний пациент с желчнокаменной болезнью. И в чем особенность — операцию выполняли не лапароскопически, а открытым способом, так как желчный пузырь представлял собой огромный камень размером 14х5х4 см, 192 грамма. Пришлось сначала разрезать желчный пузырь, чтобы достать этот камень, а уже потом удалить сам орган. Пациент выписан с выздоровлением.

 

Каждая операция, по словам хирурга, по-своему уникальна, и простых не бывает, что бы кто ни говорил. Всякое вмешательство требует большого внимания: не повредить сосуды, артерии, нервы…

 

Интересуюсь: а какие ситуации даже у врача с 25-летним опытом могут вызвать реальный стресс? И как не растеряться в таком случае?

 

Александр Язепчик:

 

Например, когда поступает пациент с перитонитом неясной этиологии, вскрываешь брюшную полость и не знаешь, что там найдешь. Или аневризмы брюшного отдела аорты, когда нужно действовать очень быстро. Вызываем сосудистых хирургов из Могилева для протезирования. В любом случае мы прикладываем максимум усилий, чтобы спасти пациента.

 

Выполняем симультанные операции с привлечением травматологов, онкологов, гинекологов. Например, недавно поступила молодая женщина. Свое состояние она связывала с травмой, полученной неделю назад (избил сожитель). У пациентки случился разрыв кисты яичника с внутрибрюшным кровотечением — полный живот крови. Что мне помогает в сложных ситуациях? Если честно, иногда молюсь про себя, чтобы все получилось. Но, конечно, нужно прежде всего хорошо знать анатомию и четко понимать, что ты делаешь.

 

Еще одна отдельная история — пациенты-дебоширы. Главное, считают в больнице, не повышать голос на таких пациентов, они и без того агрессивные. Кроме того, всегда проблемные — и в плане течения заболевания, и в плане последующего восстановления. Убедить человека в состоянии алкогольного опьянения в необходимости лечения практически невозможно. Иногда друзья могут привести его обратно в больницу, один мужчина 4 раза так возвращался. В установленных случаях, отмечают в администрации, вопрос о проведении операции решается консилиумом из 3 специалистов.

 

Жанна Черноокая, заместитель главврача по медицинской части Бобруйской ГБСМП имени В. О. Морзона:

 

К сожалению, общественное мнение бывает не на стороне врача, потому что есть интернет, какие-то обсуждения, где не раскрывается вся ситуация, тем более с медицинской точки зрения. Вместе с тем лучшая подпитка для доктора, его желания делать карьеру, профессионально расти — это благодарность пациентов, а не только признание коллег и достойная зарплата.

 


        Ежегодно в хирургическом отделении Бобруйской ГБСМП имени В. О. Морзона выполняется порядка 1 500 операций

 

Это были два очень сложных года

 

В период пандемии Бобруйская центральная больница была перепрофилирована в ковидный госпиталь. В связи с этим хирургическое отделение и в целом Бобруйская ГБСМП взяла на себя всех пациентов района, а также прилегающих. Кроме того, сюда временно переехало травматологическое отделение Бобруйской центральной больницы.

 

Александр Язепчик:

 

Было очень тяжело, мы продолжали оказывать плановую помощь, количество операций заметно увеличилось, но мы справились, нас ковид не испугал.

 

По словам Жанны Черноокой, этот период стал лакмусовой бумажкой работы многих служб и подразделений.

 

Жанна Черноокая:

 

У нас не уволился ни один медицинский работник, даже пенсионеры продолжали оказывать медицинскую помощь, причем в условиях возросшей нагрузки. Это показатель организации работы, сплоченности коллектива. Прошедшие два года показали настоящих фанатов своей профессии.

 

Отдельно стоит сказать о работе среднего и младшего медперсонала, и не только в ковидные времена.

 

Александр Язепчик:

 

Роль медсестер в отделении  — одна из главных, они выполняют инъекции, делают перевязки, дают таблетки, измеряют температуру, ухаживают за пациентами после операции. Хрупкие, маленькие, они перекладывают тяжелых, крупных пациентов. Невозможно представить работу отделения без санитарок. Сплоченность и взаимопонимание — то, что характеризует наш коллектив. Кроме того, дисциплина: все знают, что я два раза не повторяю. И когда принимаю на работу, предупреждаю, что прощаю только один раз.

 

К слову, на что строгий руководитель обращает внимание во время собеседования?

 

Александр Язепчик:

 

Прежде всего на внешний вид, это уже о чем-то говорит. Конечно, характеристики с предыдущего места работы. Где трудился? По какой причине не работал длительное время? Это касается в том числе санитарок. Даю возможность походить неделю, посмотреть, и некоторые понимают, что им это не подходит. Естественно, хотелось бы видеть более опытных специалистов, но молодежь тоже нужно учить. Поэтому направляем на курсы повышения квалификации, следим, чтобы сдавали на категории. Тем более что это дает преимущества в финансовом плане.

 

Коллегу дополняет Жанна Черноокая:

 

Большинство молодых специалистов, которые приходят к нам на первое место работы, остаются здесь на всю жизнь. Я сама в этой больнице с интернатуры и не представляю себя в другом учреждении. Так же и Александр Николаевич. Это уже родное место, куда пришли с чемоданом после мединститута, здесь проходит большая часть жизни.

 

По поводу обучения хочу отметить: мне очень нравится слово «доктор», которое с латыни переводится как ученый, образованный человек, то есть это не только профессионал своего дела, но и всесторонне развитая личность. Наши специалисты активно участвуют в спортивных соревнованиях, можете посмотреть, сколько у нас призовых кубков, вместе с профсоюзной организацией ездят на экскурсии… Это объединяет коллектив, а когда работает команда, есть и результат.

 

В первую очередь оставаться человеком

 

Рассказ о себе Александр Язепчик начинает с того, что родился в городском поселке Мир Гродненской области. Родители были учителями: мама преподавала белорусский язык и литературу, отец — физическую культуру в Мирской средней школе.

 

Александр Язепчик:

 

Я не хотел быть учителем, честно вам скажу. Когда смотрел, как мама постоянно проверяет эти тетради, до ночи, меня это не прельщало. Брат тоже выбрал другую профессию, стал милиционером. А я обратил внимание на соседа, который работал педиатром и нас когда-то лечил.

 

Мне нравился белый халат, чувствовался какой-то особый статус. И сегодня нашу профессию я считаю самой лучшей. Горжусь тем, что я врач, заведующий отделением. Причем с самого начала, когда поступил в мединститут, знал, что стану только хирургом, тогда мне казалось, что мужчина может быть лишь хирургом.

 

В Бобруйской ГБСМП Александр Николаевич трудится с 1998 года, после окончания Гродненского мединститута.

 

Александр Язепчик:

 

В Бобруйске встретил свою вторую половину и остался (жена Светлана Язепчик — заведующая отделением реабилитации Бобруйской ГП № 6. — Прим. авт.). Интернатуру проходил под руководством на то время заведующего хирургическим отделением Валентина Алексеевича Белогурова, врача-хирурга Георгия Васильевича Голушко.

 

Моей первой самостоятельной операцией стала аппендэктомия. Признаюсь, я сильно волновался, хоть до этого много ассистировал. В тот год я был единственным интерном и буквально жил в больнице. Но я знал, что мне ассистирует опытный коллега, мой наставник Георгий Васильевич, и это придавало уверенности.

 

Постоянное самообразование, изучение литературы — вот что, по мнению хирурга, позволяет стать настоящим профессионалом — смелым и решительным. 

 

Александр Язепчик:

 

Сейчас информация намного доступнее, я, например, подписан на новости сайта общества хирургов. Хотя до сих пор интереснее читать и держать в руках бумажную книгу, как раньше, когда ходили в магазины, искали учебники. Расширять кругозор стоит не только по медицине, можно читать художественную литературу… Но в первую очередь — оставаться человеком, любить свою профессию, уважать пациентов, администрацию, коллег.

 

Александр Язепчик:

 

У каждого своя судьба, свои решения. Я не собираюсь никуда уезжать. Свое призвание вижу в том, чтобы служить своему народу и быть здесь. Где-то за границей все не так просто, как кажется на первый взгляд.

 

Мы подбадриваем наших пациентов

 

Пообщались и с молодым специалистом. Врач-хирург хирургического отделения Артем Кучинский в Бобруйской ГБСМП с 2020 года. Он из медицинской семьи, врачом хотел быть с детства, хирургией заинтересовался во время учебы в ГомГМУ.

 


        Ежегодно в хирургическом отделении Бобруйской ГБСМП имени В. О. Морзона выполняется порядка 1 500 операций

 

Артем Кучинский:

 

У меня были знакомые хирурги, и я с первого курса ходил с ними на дежурства. Мне нравится оперировать, спасать жизни. Причем больше привлекает экстренная хирургия, несмотря на то, что это довольно сложные операции. Выполняю аппендэктомии, грыжесечения, вскрытия абсцессов…

 

Молодой специалист продолжает учиться у опытных коллег — врачей-хирургов отделения Александра Язепчика, Александра Дмитриенко, Олега Григорчука, Ивана Трубкина, Светланы Нос, Георгия Голушко, а также у врачей-хирургов отделения гнойной хирургии — Ильи Михальченко, Владимира Болбаса.

 

Артем Кучинский:

 

Учусь не только оперировать, но и общаться с пациентами, вести истории болезни.

 

Стоит отметить, что в ГомГМУ, по словам молодого специалиста, закреплению практических навыков уделялось большое внимание. Часто же собеседники, наоборот, говорят о более крепкой теоретической базе. Артем Кучинский вспоминает своих преподавателей — заведующего кафедрой хирургических болезней № 1 с курсом сердечно-сосудистой хирургии, доктора мед. наук, профессора Алексея Лызикова, доцентов кафедры, кандидатов мед. наук Александра Скуратова и Антона Призенцова.

 

Кроме того, с 4-го курса студент подрабатывал медбратом, совершенствовал практические навыки в нейрохирургическом отделении № 2 ГОКБ, в котором выполняют операции на позвоночнике.

 

Артем Кучинский:

 

Запомнился пациент с переломом шейного отдела позвоночника. Он был полностью парализован, но врачам удалось поставить его на ноги. В первую очередь это произошло благодаря своевременной и профессиональной операции.

 


        Ежегодно в хирургическом отделении Бобруйской ГБСМП имени В. О. Морзона выполняется порядка 1 500 операций

 

Артем Кучинский:

 

На понятном языке объясняем больным, как будем их лечить. Они часто задают вопросы, главные из которых: будут ли они жить дальше, смогут ли воспитывать внуков? Мы подбадриваем наших пациентов, чтобы создать у них позитивный настрой, ведь это, я вижу, действительно оказывает свое влияние на исход заболевания.

 

Первым самостоятельным хирургическим вмешательством стала аппендэктомия.

 

Артем Кучинский:

 

Намного увереннее себя чувствуешь, когда рядом с тобой в операционную идет врач, который тебя учил и в любой момент может подсказать и помочь.

 

В Бобруйской ГБСМП, как и в других медучреждениях, работает система наставничества. Как правило, за молодыми специалистами закрепляют заведующих отделениями. Кроме того, в рамках дежурства назначается ответственный хирург. Весомым может быть слово медсестры, которая трудится  30–40 лет и не раз сталкивалась с какой-то ситуацией. А еще достаточно просто услышать, что ты все делаешь правильно, чтобы почувствовать себя смелее.

 

В планах молодого доктора — освоение лапароскопических, малоинвазивных методов  хирургического лечения —  за ними будущее.

 

Источник: medvestnik.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.