Врачи Минского НПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии почти семь месяцев боролись за жизнь пациентки с COVID-19

0 33


			Врачи Минского НПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии почти семь месяцев боролись за жизнь пациентки с COVID-19
Заведующий отделением интенсивного ухода, респираторной поддержки и лечения боли Павел Бондаревич (слева) и главный внештатный специалист по анестезиологии и реанимации Минздрава Александр Дзядзько с Юлией в день выписки из стационара. Фото автора.

Врачи Минского НПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии почти семь месяцев боролись за жизнь пациентки с COVID-19

«Сегодня я впервые встречусь с сыном и буду  плакать от счастья», — говорит Юлия, за жизнь которой почти 7 месяцев боролись врачи Минского НПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии. Течение COVID-19, вызванное вариантом «дельта»,  у молодой мамы было настолько тяжелым, что она несколько раз находилась на грани между жизнью и смертью. Уникальный клинический случай специалисты называют победой белорусской медицины.

 

Мозговой штурм против коварства «дельты»

 

В отделение реанимации № 2 МНПЦ ХТиГ пациентка поступила в октябре прошлого года. Была госпитализирована из другого лечебного учреждения после экстренного кесарева сечения на 7-м месяце беременности, с подтвержденной коронавирусной инфекцией, тяжелым течением, на ИВЛ, в состоянии медикаментозной комы.

 

Александр Дзядзько, заведующий отделом анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии МНПЦ ХТиГ, главный внештатный специалист по анестезиологии и реанимации Минздрава:

 

Юлия поступила к нам в крайне тяжелом состоянии, с большим объемом повреждения легких, пневмотораксом, присоединившейся вторичной инфекцией, из-за которой постепенно начали отказывать другие органы и системы. Плюс ко всему развилось серьезное нарушение функционирования иммунной системы — агранулоцитоз.

 

Другими словами, в течение 3 недель иммунитет у пациентки практически полностью отсутствовал. Это был самый тревожный для нас период. Ежедневно по 2, а то и по 3 раза мы переоценивали ее состояние, корректировали назначения. В серьезном мозговом штурме участвовали десятки специалистов: реаниматологи, инфекционисты, врачи лабораторной диагностики, экстракорпоральной детоксикации, хирурги, гематологи…

 

Изо дня в день путем переоценки состояния, корректировки диагностической и лечебной тактики удавалось по чуть-чуть двигаться вперед. И наша тактика привела к успеху.

 

Павел Прилуцкий, заведующий отделением анестезиологии и реанимации № 2:

 

Трижды у пациентки, находившейся на ИВЛ, были эпизоды крайне тяжелого состояния, когда не работали сердце и почки, требовалась замена всех функций организма аппаратным способом либо медикаментозно. С проблемами и осложнениями справлялись поэтапно, применяли в том числе высокотехнологичные методики интенсивной терапии.

 

20 января Юлию перевели в отделение интенсивного ухода, респираторной поддержки и лечения боли — с синдромом последствий интенсивной терапии и весом всего 35 кг.

 

Юлия:

 

Когда меня отключили от ИВЛ и я пришла в себя, то сначала не могла понять, где я и что со мной. Периодически проваливалась в сон, как будто лечу в самолете, он должен приземлиться утром, я хочу встать, но не могу. Когда поняла, что на самом деле мое тело не двигается, я не могу встать, не могу пошевелить даже пальцами на руках, мне стало очень страшно…

 

ПИТ-синдром  и выхаживание

 

Александр Дзядзько:

 

С синдромом последствий интенсивной терапии (ПИТ-синдромом) мы столкнулись только в период пандемии COVID-19. Раньше этот синдром считался редким осложнением, но после тяжелых форм коронавирусной инфекции его проявления диагностировались у большинства выживших пациентов.

 

В связи с неподвижностью, связанной с постельным режимом и длительной ИВЛ, после отлучения от аппарата ИВЛ пациент становится на какое-то время беспомощным, его нужно заново учить обыденным вещам: сидеть, ходить, даже принимать и глотать пищу. Длительная задержка таких пациентов на реанимационной койке нарушает доступность реанимационной помощи и снижает ее качество.

 

Кроме того, реабилитация пациентов с так называемым ПИТ-синдромом требует участия специалистов по реабилитации и обеспечения условий для занятий. Очевидно, что и соматические отделения для этого не приспособлены. Поэтому в период пандемии, осенью 2020 года, мы открыли новое отделение для интенсивного ухода и реабилитации таких пациентов. Как показало время, это организационное решение себя полностью оправдало.

 

Выхаживанием Юлии занимались врачи-неврологи, терапевт, инструктор по физической реабилитации, медицинские сестры и санитарки.

			Врачи Минского НПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии почти семь месяцев боролись за жизнь пациентки с COVID-19

Павел Бондаревич,заведующий отделением интенсивного ухода, респираторной поддержки и лечения боли:

 

Первый важный этап — это отлучение от ИВЛ, пациента нужно учить самостоятельно дышать, откашливаться, глотать. Второй момент — подбор правильного питания. Мы использовали специальные смеси, постепенно вводя в рацион разнообразные блюда.

 

На фоне адекватно подобранного питания восстановление проходит заметно быстрее. Юле нужно было набрать вес, потому что он был критически низким, 35 кг, сейчас перед выпиской уже 46 кг. Третье — физическая реабилитация.

 

Анастасия Карпей, инструктор-методист физической реабилитации:

 

Первоначально для таких пациентов ведется ротация и пассивная двигательная реабилитация. Затем нагрузка постепенно увеличивается, начинаем вертикализацию, сначала учим понемногу присаживаться в кровати, затем вставать на ноги, ходить с ходунками. Проводится механотерапия на тренажерах.

 

Многое зависит от воли пациента, его стремления вернуться к обычной жизни. Юлия очень целеустремленная, трудолюбивая. После таких осложнений, которые у нее были, не каждый сможет восстановиться и физически, и морально. Сейчас, после выписки и возвращения в семью, восстановление пойдет еще быстрее.

 

«Стимул», который ждет маму…

 

Поддержка семьи имела большое значение на протяжении всего периода лечения и восстановления. Все 7 месяцев муж Юлии приезжал к ней ежедневно, не пропустив ни одного дня! А самым главным стимулом двигаться вперед был маленький сын, которому нужна мама.

 

Юлия:

 

Сейчас у меня руки и ноги стали двигаться, я могу встать, пройти по коридору, по лестнице, сама приготовить себе чай. Очень скучаю по сыну. Его зовут Марк, ему уже 6 месяцев. После кесарева сечения его выхаживали в РНПЦ «Мать и дитя», сейчас он дома с папой, бабушкой и дедушкой. Я видела его только во время видеозвонков, но у нас с ним особая связь, я всегда это чувствовала: когда мне становилось лучше, то и ему было хорошо. Очень жду встречу с сыночком. Наверное, буду плакать от счастья, когда это произойдет.

 

Выражаю искреннюю благодарность всем врачам, инструктору по реабилитации, медсестрам, младшему медперсоналу отделения анестезиологии и реанимации № 2 и отделения интенсивного ухода за то, что спасли мне жизнь и помогли встать на ноги, за теплое человеческое отношение. Это замечательные люди, которые любят свою работу, хотя она такая сложная. 

 

Коллеги, с которыми специалисты центра обменивались мнениями (в том числе зарубежные), подтверждают, что данный клинический случай действительно неординарный. Выживаемость пациентов с тяжелыми формами COVID-19, перенесших такое количество серьезных осложнений, крайне  низкая. Тем более в случае Юлии — с проведенным кесаревым сечением на пике коронавирусной инфекции.

 

Александр Дзядзько:

 

С 2020 года мы госпитализировали молодых пациентов с тяжелым течением коронавирусной инфекции, в том числе беременных и родильниц из родовспомогательных учреждений республики. В 2020 году спасли 17 акушерских пациенток, в 2021 году — 10.

 

Самые сложные случаи были именно в прошлом году, когда преобладал штамм «дельта», но мы уже понимали, что нужно делать, и большинство наших пациенток выжили. Этому помог серьезный опыт, который мы приобрели в трансплантологии, лечении осложнений после пересадок органов. Многие подходы в посттрансплантационной интенсивной терапии пригодились и здесь.

 

Более того, у нас есть собственные белорусские разработки, изобретения и технологии. Например, оригинальные сорбенты, которые применяем при гемосорбции для удаления токсинов из крови при бактериальных и вирусных инфекциях. В данном клиническом случае этот метод тоже применяли, что было существенным вкладом в победу. Это был вызов белорусской медицине, и мы с ним справились.


			Врачи Минского НПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии почти семь месяцев боролись за жизнь пациентки с COVID-19
Сотрудники отделения интенсивного ухода, респираторной поддержки и лечения боли.

Источник: medvestnik.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.